Режим работы:
9:00 - 17:00
выходные дни - понедельник, вторник

Адрес музея:
Донецкая Народная Республика
г.Донецк, ул.Челюскинцев, 189-А
Телефон: (062) 311 33 51

Руководитель ярославского Центра археологических исследований Иван Фролов – о сотрудничестве с Донецким краеведческим музеем: Самая большая ценность здесь – люди

21 февраля 2017 г. в Донецком республиканском краеведческом музее состоялась презентация 3D моделей археологических предметов из фондовых коллекций музея, выполненных ООО «Центр археологических исследований» (г. Ярославль), с последующей их передачей дончанам в постоянное пользование. Напомним, начиная с 2014 года, ярославские коллеги на благотворительной основе оказывают содействие Донецкому краеведческому музею в деле сохранения и популяризации исторического наследия из археологического собрания музея. С этой целью проводится оцифровка экспонатов путём построения их виртуальных моделей с возможностью последующего копирования на 3D-принтере, интерактивного экспонирования в музее и в сети Интернет.


О важности и перспективности данного направления, а также о ходе сотрудничества с донецкими коллегами в эксклюзивном интервью пресс-службе Министерства культуры ДНР рассказал руководитель ярославского Центра археологических исследований Иван Фролов.


- Вы приезжаете в Донецк не в первый раз, и проект вашего сотрудничества с Донецким краеведческим музеем уже можно назвать «долгоиграющим». Сегодняшняя презентация – это какой-то промежуточный итог вашей работы?


И.Ф.: – Да, сегодня мы представляем промежуточный итог, а именно – мы привезли результат работы, задел которой был осуществлён в наш прошлый визит в мае 2016 года. Речь идёт об оцифровке предметов для последующего создания их 3D моделей.


Сегодня мы передаём готовые 3D модели в пользование музея, а также получаем своего рода техническое задание на дальнейшую работу. Сотрудники музея формируют пожелания относительно того, что бы они хотели видеть в будущей экспозиции (данные модели будут использоваться в интерактивных блоках экспозиционных залов археологии, открытие которых в Донецком краеведческом музее запланировано в ближайшей перспективе – ред.). В нашу задачу входит подбор технических решений для воплощения этих пожеланий и создания нового информационного продукта на основе материалов Донецкого краеведческого музея.


- По каким критериям отбираются экспонаты для оцифровки?


И.Ф.: – Исходя из пожеланий сотрудников музея – научных специалистов, которые делают отбор на основе научной ценности экспонатов, научно-исторической значимости объектов культурного наследия.


- Насколько трудоёмкой является эта работа для вас?


И.Ф.: – Эта работа – не одного человека, не одного дня и даже не одной компьютерной программы. Вся работа по созданию 3D моделей делится на несколько сложных этапов, каждый из которых занимает определённый временной, технический и интеллектуальный ресурс. Мы работаем как минимум в трёх, а чаще всего – в шести компьютерных программах. Три человека у нас этим занимаются постоянно, плюс мы стараемся привлекать консультантов, помощников. Поэтому всё, что у нас получается на выходе, – это результат усилий целой команды людей. Непосредственно над созданием моделей трудятся сотрудники нашего Центра Григорий Цымбал (он – ваш земляк, уроженец города Енакиево, и помощь Донецкому краеведческому музею для него имеет ещё и личное значение) и Елена Палатникова, которые берут на себя львиную долю технической части. 3-D анимация – это заслуга Григория Ивановича. Детализированные «живые» модели – по большей части заслуга Елены Владимировны. На мне же лежит в первую очередь зарабатывание денег для того, чтобы мы могли сюда приехать, а также координация взаимодействия с сотрудниками Донецкого краеведческого музея.


Оговорюсь, что данная деятельность носит некоммерческий характер, во многом – благотворительный, а наша организация сама по себе – коммерческая. Поэтому мы вынуждены заниматься этой работой в перерывах между выполнением своей основной деятельности по археологическим исследованиям. Мы занимаемся полевыми археологическими исследованиями и проектированием в области сохранения культурного наследия в Ярославской области и сопредельных регионах. А оцифровкой и музеефикацией археологических предметов мы уже занимаемся в рамках сотрудничества и оказания помощи Донецкому краеведческому музею. Поэтому выделяем время по мере возможности. Но делаем эту работу практически круглогодично, непрерывно, хотя и с разной интенсивностью.


- Сколько моделей вами уже передано в донецкий музей и что это за модели?


И.Ф.: – В донецкий музей сегодня были переданы цифровые трёхмерные модели 24 совершенно разных археологических предметов, каждая из которых выполнена в нескольких форматах. Таким образом, в общей сложности количество созданных моделей составляет порядка 200. Среди них – керамические сосуды эпохи бронзы; экспонаты, датированные железным веком и Средневековьем, ювелирные украшения скифской эпохи и многое другое. Для оцифровки выбирались в первую очередь предметы, которыми музей наиболее дорожит и боится утратить.


- Что вас сподвигло изначально предложить свою помощь Донецкому краеведческому музею?


И.Ф.: – В 2014 году в социальной сети в профессиональном археологическом сообществе появились снимки и информация о разрушениях в Донецком краеведческом музее. Тогда мной в Министерство культуры Донецкой Народной Республики было направлено предложение об оказании помощи. Нас спросили, что мы можем предложить. Мы могли предложить только свой труд, а именно – проект по 3D моделированию. Дело в том, что 3D моделирование – это перспективный метод оцифровки информации о предмете без его подмены. Может сложиться такая ситуация, что предмет будет повреждён или полностью утрачен, и потребуется либо воссоздание предмета, либо его реставрация. В этом случае 3D модель окажется более полезной, чем просто фотография или отрисовка. Тем более, что построение 3D модели является более быстрым процессом, чем отрисовка вручную.


Наше предложение было переадресовано дирекции краеведческого музея, с нами связались, и в Донецк приехал наш первый сотрудник для пробной сессии. Она оказалась успешной. В прошлом году мы приехали сюда уже дней на 10, здесь была проведена большая и трудоёмкая работа, результаты которой мы как раз в нынешний приезд и представляем. На сегодняшний день можно сказать, что осознание необходимости создания 3-D моделей оценено руководством музея в полной мере, и если раньше предложение что-либо сделать исходило от нас, то теперь мы уже получаем техническое задание.


- Объясните популярно, каковы преимущества и возможности использования 3D моделей?


И.Ф.: – 3D модель сама по себе – одиночный объект, который констатирует актуальное состояние предмета. В нынешний приезд мы уже сделали реконструкцию одной из половецких баб, стоящих во дворе музея. В ходе обстрела она была повреждена – ей снарядом отсекло голову. Мы её виртуально воссоздали, и она сейчас готова для 3D печати – наши модели выполнены в том числе в необходимом для этого формате. То есть здесь речь уже идёт не об оцифровке, не о цифровой документации, а о виртуальной реконструкции. Сегодня всё активнее используются 3D принтеры, и Донецкий краеведческий музей уже владеет моделями, с которых при помощи 3D принтеров можно делать реплики. Это очень важное и перспективное направление, учитывающее в том числе и потребности людей с ограниченными физическими возможностями: слепые и слабовидящие люди могут этот предмет подержать в руках, потому что предмет-оригинал в руки давать опасно – он может разбиться или повредиться.


Сегодня нам поступило предложение снять что-то вроде презентационного фильма, где был бы показан не просто предмет, а реконструкция его функционального использования. Здесь уже речь идёт о 3D анимации – это новый этап, который, помимо констатации предмета, говорит о создании дополненной реальности. То есть мы говорим о создании научно-просветительских фильмов на основе 3D технологии. Например, статую скифа вы можете видеть на эмблеме донецкого музея и в зале, но с помощью 3D технологий её можно будет увидеть и наверху кургана, посмотреть разрез, посмотреть, как это выглядело в природной среде, в историческом ландшафте, а не в стенах музея. То же самое касается, например, лошадиной сбруи. В музее представлены её элементы, а с помощью 3D модели вы можете увидеть, как эти элементы составляли собой единое целое, и как это целое использовалось в то далёкое время, которое уже не вернуть. 3D анимация незаменима и для представления хрупких предметов.


Кроме того, нами предусмотрены форматы для размещения на сайте – мы очень надеемся, что в перспективе Донецкий краеведческий музей обретёт современный сайт, где, помимо всего прочего, будет возможность размещения виртуальной витрины. Я думаю, что это будет витрина не только археологических предметов, но и палеонтологической коллекции, и других. Благодаря 3D модели представление предмета может быть многогранным, причём его можно будет посмотреть как на большом экране, так и на планшете. Если это маленький предмет, то оцифровка позволяет при его рассмотрении использовать не увеличительное стекло, так или иначе рассчитанное под определённого человека, а универсальную модель, рассчитанную на любые биопараметры. Кроме того, при наличии дикторской озвучки мы получаем видеоаудиогид по предмету. К слову, не все ведущие и богатые музеи мира имеют подобные вещи. Не потому, что не могут себе позволить, а потому, что считают, что владеют предметами как таковыми, и они никуда не денутся. Но, увы, у нас есть пример Пальмиры, сербских музеев – югославских на тот момент, которые говорят об обратном… И горький опыт Донецкого краеведческого музея – тоже. Сложившаяся ситуация является поводом для осознания подлинной ценности всемирного значения этих объектов и необходимости их максимального публичного представления – как на уровне Донецка, так и за его пределами.


- Говоря об испытаниях, которые выпали на долю нашего музея, не могу не спросить вас о впечатлениях от динамики восстановления музея. Ведь вы раз за разом приезжаете в Донецкий краеведческий музей, причём в самый первый раз вы приехали, по сути, на руины…


И.Ф.: - Вы знаете, мои впечатления – не от динамики восстановления, а от работающих здесь людей. Они – самые положительные, потому что восстановление-то ведётся людьми. Стеклопакеты и крыша, конечно, имеют важное значение. Но не было бы таких сотрудников и такого руководства, заделка стен и окон мало что бы дали. Могу сказать, что после серии приездов у меня здесь уже сложились дружеские отношения с рядом сотрудников, да и в целом в Донецком краеведческом музее – очень тёплая обстановка. Здесь созданы все условия для получения хорошего результата, какие только может предоставить музей. Нам очень приятно и комфортно здесь работать, и мы планируем дальнейшее сотрудничество. В частности, есть предложение представить результаты нашей совместной работы на фестивале «Интермузей» 2017 года в Москве. Но этот вопрос будет решаться с администрацией музея. Мы работаем в команде, и это – творческий процесс!