Режим работы:
9:00 - 17:00
выходные дни - понедельник, вторник

Адрес музея:
Донецкая Народная Республика
г.Донецк, ул.Челюскинцев, 189-А
Телефон: (062) 311 33 51

«Наши зрители – самые отзывчивые, потому что знают цену риска»: в продолжение темы 50-летия Донецкого цирка «Космос»

В сентябре 2019 года свой «золотой» юбилей – 50-летие – торжественно и от всей души отметило всенародно любимое в Донецке учреждение – цирк «Космос». По этому поводу было сказано немало тёплых слов, состоялся ряд праздничных мероприятий и тематических эфиров. Один из них прошёл в рамках программы «Путешествие во времени», которая вот уже второй год выходит совместно с Донецким республиканским краеведческим музеем на Радио ТВ. Гостями программы стали генеральный директор-художественный руководитель Донецкого государственного цирка «Космос» Юрий Кукузенко и старший научный сотрудник научно-методического отдела охраны памятников истории и культуры ДРКМ Светлана Азарова. Предлагаем вашему вниманию текстовую версию беседы.


 - Приветствую вас, уважаемые гости, и предлагаю наш разговор начать, что называется, «с самого начала». Как в Донецке появился цирк?


Светлана Азарова: - Наверное, вести отсчёт нашей цирковой истории нужно с 1926 года, когда в Юзовке появился самый первый цирк. Это было деревянное здание, которое находилось на месте нынешней конечной троллейбуса 2 маршрута – около проходной ДМЗ. Известный исторический факт – именно в этом цирке в 1927 году выступал Владимир Маяковский.


Здание просуществовало до 1933 года, а потом, к сожалению сгорело. После этого у нас долгое время работали передвижные цирки-шапито. Цирки такого типа обычно работают там, где нет стационарного цирка. В Москве или Киеве, то бишь в центре, составлялись различные цирковые программы, и с ними цирки-шапито перемещались по разным городам, в том числе были и у нас. Так продолжалось вплоть до 1969 года, когда в Донецке наконец-то появился свой цирк, работающий на постоянной основе.


Юрий Кукузенко: - Это что касается здания цирка, но вот сама цирковая деятельность в Донбассе началась значительно раньше. Например, в 1906 году в Юзовке впервые выступил клоун, наш земляк Виталий Лазаренко – легенда российского цирка. Или взять пусть не доказанную, но такую романтичную историю помещика Авдеева, который влюбился в цирковую артистку, пустил по ветру своё имение и пошёл за ней следом, а потом стал основателем жанра русской борьбы в цирке и сам выступал под псевдонимом «Дедушка Пуд». Это же тоже наша история, причём очень красивая! Цирковое сообщество довольно трепетно к ней относится, артисты верят в её правдивость, и мы тоже верим, потому что просто так, на ровном месте, легенды не возникают.


- А по какому принципу выбиралось место для строительства стационарного цирка в Донецке? 


С.А.: - Это был очень длительный процесс. Вообще, решение о строительстве цирка в нашем городе принималось ещё в начале 1930-х годов, и хотели построить его где-то в районе нынешнего бульвара Пушкина, улицы Артёма, где-то там. Но в это время параллельно строился цирк в Макеевке. В 1935 году его построили, и он стал вторым по величине цирком в Советском Союзе и самым большим – на Украине. Это был очень добротный цирк, который просуществовал до окончания немецко-фашистской оккупации. В начале сентября 1943 года, когда итальянские солдаты уходили из Макеевки, они, к  сожалению, здание цирка взорвали.


После войны, в 1950 году, на заседании Сталинского горисполкома было принято решение о проекте планировки города Сталино. И в этом документе указано, что нужно построить цирк в центре города на территории Городского сада возле Бальфуровского моста. Это тот самый мост, по которому ходит 10-й маршрут троллейбуса мимо Южного автовокзала, вы его все прекрасно знаете. Тогда это место называлось «квартал 10-79» на месте так называемого Белого карьера. Там был посёлок Нахаловка, частные дома – их пришлось снести. Это были уже 1962-63 годы, и тогда уже был точно определён земельный участок.


- А этот вариант был единственным?


С.А.: - Нет, были и другие варианты, но утвердили этот, и на этот счёт есть официальный документ, который хранится в нашем архиве.


- А почему именно такая, достаточно необычная, форма здания?


Ю.К.: - На тот момент это был самый оригинальный, самый «модный» проект. Тут тоже есть интересная история. Много лет я был твёрдо убеждён, что по этому проекту мы построены вторыми в Советском Союзе, а первым был цирк в Новосибирске. Но подготовка к юбилею сподвигла меня покопаться в документах. И обнаружилась нестыковка: этот проект действительно готовился для Новосибирского цирка, но оказалось, что их здание было сдано в эксплуатацию только в 1972 году, а донецкий цирк – в 1969-м. Это то, что я называю ролью личности в истории – то есть проект в Новосибирске был подготовлен раньше и запускали его в работу раньше, а построили быстрее в Донецке. Я в этой связи всегда вспоминаю имя Владимира Ивановича Дегтярёва как человека-созидателя, многое после себя оставившего для последующих поколений. Так что наш цирк стал первым в Советском Союзе, построенным по данному проекту. Потом был построен цирк в Новосибирске, потом появились такие же цирки в Луганске, Кривом Роге, Харькове, Перми, Самаре…


- Какие ключевые вехи в истории цирка «Космос» вы бы выделили?


Ю.К.: - Сложный вопрос… Я отвечу немного иначе. Я буквально только что проводил именитых российских гостей, которые приезжали к нам на празднование юбилея, и вот в беседе они сказали: «Вы, дончане, всё время в разговоре употребляете выражение «до войны». А мы воспринимаем это, как «до Великой Отечественной войны». А потом пробирает до мурашек от осознания, что вы живёте на войне!». Поэтому лично для меня история нашего цирка делится на довоенную и нынешнюю. Она очень неравная во временных рамках, но очень значимая по содержанию. В мирное время у нас зарождались и развивались какие-то традиции, формировался и креп коллектив. А с 2014 года пошла совсем другая история, связанная с выживанием, сохранением, восстановлением…


- Но всё же есть и приобретения? Вот, например, я слышала, что у вас в эти годы появилась экспериментальная студия. Что это?


Ю.К.: - Дело в том, что по количеству цирковых студий Донецкая область в довоенное время была самой крупной, наверное, даже не только по Украине, а и в Советском Союзе. Если мне не изменяет память, у нас было порядка 35 – 36 цирковых студий, причём такого калибра, как заслуженные, образцовые, народные, готовившие великолепные кадры как для самодеятельности, так и для профессиональных цирков. И у нас не было необходимости создавать студию конкретно при цирке – он и так был координирующим центром.


Когда случилась война, границы нашей территории существенно уменьшились.  Соответственно, уменьшилось и количество цирковых студий, а кадры готовить надо. И вот тогда мы создали студию при цирке. Назвали её экспериментальной, потому что обычно цель самодеятельных цирковых студий – это приобщение к искусству, а не обязательно достижение профессиональных результатов. У нас же цель была другая – готовить кадры для профессионального цирка. Мы набираем детей с 6-ти лет и готовим их до уровня профессиональной работы. Наша студия ещё очень юная, есть определённые успехи, но я бы не торопился делать какие-то выводы, что всё удалось так, как нам хотелось бы. 


- Юрий Николаевич, вы сказали, что на юбилей цирка к вам приезжали известные цирковые деятели.  Это Эдгард Запашный…


Ю.К.: - …Максим Юрьевич Никулин; замечательный советский клоун, а позже – генеральный директор Екатеринбургского цирка Анатолий Павлович Марчевский; предыдущий генеральный директор «Росгосцирка» Гаглоев Вадим Черменович со своим боевым помощником, которые четырежды в 2014-15-16 годах приезжали на гастроли в Донецк – именно в то время, когда город обстреливался не только на окраинах, шли реальные боевые действия... Все наши гости нас не только поздравили, но и поддержали – как морально, так и материально. С очень серьёзным подарком приехал Эдгард Запашный – он подарил нам 150 артистических костюмов общей стоимостью порядка 10 миллионов рублей! Самое главное – достигнута реальная договорённость о том, что в следующем году в Донецке состоятся гастроли братьев Запашных.


Также мы обсудили некоторые организационные вопросы. Например, мы очень нуждаемся в так называемой одежде сцены. Манеж нашего цирка имеет диаметр 13 метров, и у нас в Республике нет специализированного пошивочного предприятия, которое могло бы изготовить ковёр для работы цирковых артистов. И мы достигли договорённости, что нам его предоставят. В общем, много доброго и хорошего.


Очень серьёзную поддержку оказал нам Максим Юрьевич Никулин. Мы давно договаривались о его визите в Донецк, а у него очень плотный график, и в эти же дни, что и наш юбилей, у Максима Юрьевича предполагался выезд с группой артистов за рубеж. Но он сдал билеты на загранпоездку, поменял их на билеты в Донецк – и говорит, что нисколько об этом не жалеет. И тоже между нами проведены переговоры вполне реальные. Мне очень часто задают вопрос – когда в Донецк приедет цирк Никулина? Приедет – в следующем году! К слову, вы – первые, кому я озвучиваю эту информацию.


- Вдвойне приятно! А скажите, кто из именитых артистов приезжал к нам в течение всей истории донецкого цирка?


- Ю.К.: - Вы знаете, если я начну всех их перечислять, это займёт много времени. Проще сказать так: практически нет ни одной «звезды» советского цирка, кто бы не работал на донецком манеже. Заметьте: я избегаю слова «выступал». В цирке работают, а не выступают – как моряки не плавают, а ходят. Донецк всегда был престижной площадкой, и не потому, что это был современный «модный» цирк. Мы часто рассуждаем на эту тему, и артисты спрашивают – ну почему в Донецке такой тёплый зритель? Мне кажется, ответ лежит на поверхности. У нас ведь очень много людей экстремальных профессий: шахтёры, которые каждый раз спускаются в шахту, как на войну, не зная, вернутся ли; металлурги, химики, машиностроители... А люди, которые рискуют жизнью, знают цену риску. Можно не знать каких-то специфических особенностей исполнения того или иного трюка, но не оценить мужество циркового артиста – не знаю, кем надо быть, чтобы не почувствовать, что это – гигантский труд, демонстрирующий порой запредельные возможности человека. Причём демонстрируются они с артистической лёгкостью, с улыбкой, с красотой.


На мой взгляд, в этом и есть причина того, что у нас такой особенный, тёплый, отзывчивый зритель, всегда награждающий артистов бурными аплодисментами. Я, честно говоря, уже привык – бывая в цирках других городов, вижу благодарную публику. Но наши гости мне говорят: «Нет, Юрий Николаевич, так, как в Донецке, нигде не аплодируют».


- А случались ли в нашем цирке какие-то необычные, возможно, даже мистические истории?


Ю.К.: - По-разному можно отнестись к тому, что я скажу сейчас, но за время моей работы в цирке мы его трижды освящали, приглашали православного священника. Ведь в цирке очень много рискованной сложной работы, по-настоящему опасной. И вот когда мы в первый раз освятили цирк, к нам заехала программа из Петербурга с необычным оборудованием. Дня три мы не могли огромную металлическую платформу даже втащить на манеж. Очень много возились, приходилось всякие премудрости придумывать… И  вот, когда мы её уже монтировали и оставалось совсем немного – меньше суток – до премьеры, в манеже находилось очень много людей, человек 20 наших сотрудников, и на моих глазах лопнул болт крупного диаметра и просвистел мимо всех людей. Если бы он попал в кого-то, то прошил бы человека насквозь. Прошло столько лет, а у меня эта картина стоит перед глазами. Хотите – верьте, хотите – нет, но то, что освятили цирк и на моих глазах это случилось, не задев ни одного человека… Для меня просто фантастика, как все остались живы и никого не ранило. В этом случае я увидел некий знак. Дай Бог, чтобы и впредь Господь нас отводил от бед.


- Чем сегодня живёт наш цирк, какие есть программы, чьими силами они реализуются?


 Ю.К.: - Ну, программы реализуют артисты, а подбирает программы генеральный директор (смеётся – ред.), потому что это часть моей работы. То ли приглашаются целые программы, в полном составе, то ли формируются сборные программы, то ли они составляются из местных артистов – это всё моя работа, поскольку я не только директор, но и художественный руководитель.


Чем живёт цирк?.. Нет худа без добра. Война принесла много горя, и, вне всякого сомнения, лучше бы её не было. Но коль уже это случилось, появились новые формы работы. Ранее мы этого не делали, а в последние годы мы стали ставить детские цирковые спектакли – театрализованные, сюжетные. В этом процессе у нас активно участвуют цирковые студии Горловки, Тельманово, Макеевки, Харцызска, Тореза, Старобешево. В таких спектаклях у нас участвует порядка 150-200 человек, а юбилейная программа и вовсе собрала 500 участников. Я очень обрадован тем, что эта форма оказалась востребованной у зрителей – они с удовольствием приходят на спектакли. За это время мы их уже поставили порядка шести-семи, разных сюжетов и содержаний. А до войны, повторюсь, мы такой формой работы не пользовались.


С.А.: - Но до войны у вас был фестиваль «Молодой цирк Донбасса», который продолжается до сих пор…


Ю.К.: - Да, мы его сохранили, и это – святая традиция, её заложил ещё мой предшественник, и друг, и учитель, и наставник Геннадий Михайлович Гликин. Вот уже 10 лет, как его нет с нами, и мы теперь все фестивали посвящаем его памяти. Он проводится регулярно, раз в два года, и всегда в конце мая. Только в прошлом году в силу обстоятельств мы его перенесли на октябрь. Этот фестиваль – повод посмотреть, что мы имеем на сегодняшний день, отобрать перспективные номера. Вы знаете, не только в цирке, но и в спорте, и в музыке есть артисты, которые на тренировках, репетициях без зрителя показывают замечательные результаты, а выходят на публику – и теряются. Поэтому подобные фестивали – хорошая возможность на зрителе проверить потенциал и перспективы местных артистов и определить, кого из них можно задействовать в будущих программах.


С.А.: - А ещё наш цирк проводит джазовые концерты…


Ю.К.: - Да, у нас стали уже традиционными джазовые вечера. Мы гордимся нашим оркестром, коллектив называется «Swing Express» – оркестр популярной джазовой музыки Донецкого государственного цирка «Космос». Первое время мы давали эти концерты в зале филармонии, а потом при всей любви и глубочайшему уважению к этому учреждению решили, что джазовые вечера нашего оркестра должны происходить у нас в манеже. И к моей огромнейшей радости, из года в год у нас это получается всё интереснее, и всё больше зрителей собирается. Так что в нашем городе появилась ещё одна площадка для джазовой музыки и для её любителей. А донецкий зритель всегда отличался высоким интересом к этому виду искусства.


Также мы готовим специальные эстрадно-цирковые программы, посвящённые таким датам, как День Победы, День освобождения Донбасса, 8-е Марта… Так что у нас на манеже и поют, и танцуют, и декламируют, и едва ли не все виды искусства здесь можно увидеть – и балет, и музыку, и спорт высочайшего уровня. Дело в том, что цирковой жанр сам по себе – это синтетический вид искусства. Цирк всё в себе объединяет, и одно без другого не может существовать.


- А есть ли в цирковом искусстве понятие моды? Например, в одно время популярны силачи, а по прошествии какого-то периода более актуальными становятся номера с воздушными гимнастами или дрессировщиками?


 Ю.К.: - Ох и вопрос вы задали, коротко на него не ответишь! Ну, начнём с того, что цирк продолжает развиваться, и, кроме классического направления, в нём существует и авангардное. Вынужден констатировать, что зрители очень любят постановочные шоу типа цирка du Soleil, где нет животных, но огромное количество костюмов, специальной техники; где происходит действо в трёх ипостасях – земля-воздух-вода – ледовые шоу, водные шоу… Я, честно говоря, не очень их люблю, но мы пытаемся их периодически приглашать, потому что, повторюсь, зрителю это очень нравится. И я ни в коем случае не осуждаю приверженность к таким видам зрелищ, потому что наш народ заслужил возможность расслабиться, отдохнуть, увидеть красоту. Но лично я всё-таки предпочитаю классический цирк, где его величество Артист, его величество Сюжет – на первом месте.


Что же касается собственно популярности того или иного жанра в разное время – мы беседовали с гостями, приехавшими к нам на юбилей, и в какой-то момент пришли к выводу, что где-то в 1950-60-е годы у нас появилось большое количество клоунов. Вспомните – и Олег Попов, и Михаил Румянцев, и Михаил Шуйдин с Юрием Никулиным, и Леонид Енгибаров, и тот же Анатолий Марчевский, и ещё десяток фамилий… Как-то мне на одном эфире задали интересный вопрос, он меня действительно взбодрил: есть ли в мире страна, в которой почитают или любят клоунов? И оказалось, что данный факт имеет место только в России и на остальном постсоветском пространстве. Но это была то ли мода, то ли историческое стечение благоприятных обстоятельств – сейчас, увы, этого не скажешь. И я очень сожалею, что сегодня у нас недостаточное количество настоящих ковёрных – так мы в цирке называем клоунов. Больше появилось массовиков-затейников. Где те клоуны, которые могли исполнить баланс на пяти катушках, или пройти по проволоке, или прожонглировать большим количеством предметов и при этом рассмешить зрителя?..


Если говорить о моде, ужасно популярным сейчас стал жанр воздушной гимнастики на полотнах. Но уж чересчур много их – каждый раз меня по нескольку артистов просят включить их в программу. Действительно жёсткий отбор приходится делать. Очень проблемным стало наличие групповых номеров – прокатчикам брать крупные номера невыгодно, потому что заработная плата, транспортные расходы, перевозка реквизита… И, соответственно, очень много появилось таких «мобильных», как я называю, артистов, которые готовы в чемоданчик уложить свой реквизит и приехать на гастроли. Но я таких артистов стараюсь избегать, потому что, ещё раз повторюсь, наш зритель достоин видеть настоящее искусство в его лучших проявлениях. Слишком много страданий на нашей земле, у нашего народа, и просто стыдно предлагать ему второсортный творческий продукт.


- С 20 сентября в Донецком республиканском краеведческом музее экспонируется юбилейная выставка «Донецкий цирк: о времени и о себе». Расскажите о ней подробнее.


С.А.: - Идея создания этой выставки возникла года полтора или два назад, когда я писала историческую справку по нашему цирку. Выставка совместная: цирк нам предоставил свои материалы, часть экспонатов находилась в фондах нашего музея, плюс работа с архивами – более 100 экспонатов в общей сложности. Я считаю, что получилась праздничная, яркая, интересная выставка с историческим материалом – документами, справками, фотографиями. У нас есть самая первая программка цирка, фотография его открытия и вообще много ценных фотографий – например, выступления Юрия Никулина в Донецке в 1988 году. Есть цирковые костюмы и ещё один очень интересный и красивый экспонат, которые дарили на 30-летие нашего цирка представители Узбекгосцирка. Это очень красивый халат – Юрий Николаевич оторвал от сердца (смеётся – ред.) халат и чалму и подарил их нашему музею. Думаю, в будущем мы будем использовать эти экспонаты и на других выставках, потому что держать их в фондах просто грешно. А ещё у Юрия Николаевича в кабинете есть коллекция клоунов. Я всегда, когда к нему приходила в гости, смотрела на них и хотела забрать бóльшую часть на выставку. Конечно, бóльшую часть Юрий Николаевич не отдал, но некоторое количество у нас всё же есть.


- А как долго продлится выставка?


С.А.: - Примерно до середины ноября, так что у посетителей ещё есть время её посмотреть.


Ю.К.: - Хочу, пользуясь возможностью, сказать, что без Светланы Ивановны эта выставка не состоялась бы. Она проявила колоссальную настырность и вытребовала у меня всё, что было (смеётся – ред.). И я теперь радуюсь, потому что выставка об истории нашего цирка стала достоянием очень многих людей. Мне хочется теперь в спокойной обстановке, без суеты, одному прийти и посмотреть эту выставку. Понимаете, цирк – это ведь не просто вид искусства, цирк – это клан, это необыкновенное сообщество, которое живёт своими законами, своими принципами. Красота цирковых костюмов или накачанных цирковых тел – это ещё не вся суть цирка. Цирк – это гораздо большее, это не просто работа, а состояние души. И вот Светлана Ивановна сумела понять дух нашей работы, почувствовала цирк, в результате чего всё ожило и осветилось каким-то единым смыслом. Ходишь по выставке – и слышишь, как шелестят афиши и каждый экспонат о себе что-то рассказывает... А количество экспонатов – далеко не главное.


- Юрий Николаевич, я слышала, что вы ещё и книгу о цирке написали. Это правда?


Ю.К.: - Не совсем я. Созданием книги занималась издательская группа – Татьяна Гудова, Виктор Вовенко; часть книги составили материалы, потрясающего, на мой взгляд, журналиста Николая Васильевича Столярова –Царство ему Небесное… Он не пропускал ни одной программы в цирке и очень отличался от других журналистов – в каждой программе он находил изюминку, нечто очень важное, не замеченное больше никем. Журналисты порой немножко упрощают ситуацию – им дай «звезду», дай ведущего исполнителя, и в итоге многое из нашей работы остаётся «за кадром». Он был другим… Изначально мы планировали написать эту книгу совместно с Николаем Васильевичем, но, к несчастью, он очень неожиданно год назад ушёл из жизни. Но, повторюсь, часть книги – это его материалы.


Я горжусь этой книгой, потому что она – о донецком цирке, о его коллективе, о его людях, артистах, которые в нём работали. Мы принципиально сделали это издание некоммерческим. Оно не подлежит продаже, мы дарим его гостям, артистам, тем, кто у нас работал и кто работает сейчас. Правда, ещё не всем нашим друзьям мы успели её передать. Например, артист Юрий Дуров, потомственный представитель знаменитой династии дрессировщиков, с которым я вчера буквально на ночь разговаривал, – он ждёт эту книгу, там есть его статья. Есть статьи выдающихся дрессировщиков и других цирковых артистов, которые работали в донецком цирке в различные годы – мы обязательно им передадим экземпляры, потому что, кроме капель пота, оставленных на нашем манеже, у них остались самые светлые воспоминания о городе миллиона роз, о наших жителях, о донбассовцах… Там такие тёплые отзывы! Поздравления президента международного самого популярного конкурса-фестиваля циркового искусства в Монте-Карло Урса Пилса, принцессы Стефании... Всё это мы изложили в книге. На мой взгляд, она получилась добрая, чистая, тёплая.


В этой книге есть одна повесть, которая меня особенно потрясла. В нашем городе живёт замечательный человек, Андрей Степанович Василенко, член Союза художников, ветеран Великой Отечественной войны, журналист. Ему идёт уже 97-й год... Человек светлого ума, хотя здоровье, конечно, барахлит. Он очень многое помнит о Донецке. Несколько лет назад он пришёл ко мне и оставил на память свою повесть, где описывает, как в 1947 году он молодым художником работал в заезжем цирке-шапито и влюбился в цирковую артистку по фамилии Жукова. Эту повесть надо читать молодым людям, чтобы учиться светлым, благородным чувствам к женщине. Посчитайте, сколько лет прошло с 1947 года – более семидесяти. Столько тепла, столько благородства в его воспоминаниях об этой женщине-артистке! И параллельно – описание самого нашего города, всего, что в нём происходило. Андрей Степанович как-то умудрился и свои эмоции изложить, и поделиться историей Донецка. Этот человек получил экземпляр книги самым первым – ещё «горячую», я отвёз её ему домой. Он был так тронут, что эта история издана, и она оказалась совсем не посторонней в этой книге. Цирк действительно объединяет людей и объединяет очень разные ипостаси нашей жизни. Вот как в этом случае – повесть, я бы даже сказал, исповедь художника и писателя о его личных чувствах дополнила картину о том, что такое цирк и какие отношения в нём существуют.


Хотя, сами понимаете, так в беседе о книге не расскажешь – её надо листать, смотреть, читать... Ведь каждая страница в ней – это история. И на выставке в Донецком краеведческом музее, о которой мы сейчас говорили, эта книга экспонируется.


С.А.: - И ещё хочу сказать об одном экспонате, который представлен на выставке. Это программа прошлогоднего международного культурного форума, проходившего в Санкт-Петербурге. Юрий Николаевич как представитель Донецкой Народной Республики по линии цирковой деятельности на нём выступал. Я считаю, что это честь для нашего города и для нашей Республики – участие директора цирка на мероприятии такого уровня.


Ю.К.: - Да, там присутствовали представители Китая, Японии, Германии, Франции – это очень почётная миссия была. И, кстати, я там не аллилуйством занимался, а поднимал действительно проблемные вопросы для цирка, и, что важно, нашёл поддержку. На удивление, мои тезисы были очень поддержаны китайцами – о том, что цирк нельзя коммерциализировать до конца, что должны существовать как частный, так и государственный сектор. Да, частный сектор никто не отрицает, но в государственном секторе цирка производятся новые программы. Государство должно вкладывать в искусство средства – а не стремиться исключительно к зарабатыванию. Согласитесь, если бы путём коммерциализации шло всё искусство, у нас бы не было ни симфонических оркестров, ни хоров, ни оркестров народных инструментов, потому что эти коллективы не могут сегодня заработать на своё содержание. А ведь отсутствие подобных жанров в культурной палитре любого государства – не что иное, как приговор этому государству.


- Уважаемые собеседники, спасибо вам за содержательный разговор. И ещё раз поздравляю всех нас с золотым юбилеем Донецкого цирка!