Режим работы:
9:00 - 17:00
выходные дни - понедельник, вторник

Адрес музея:
Донецкая Народная Республика
г.Донецк, ул.Челюскинцев, 189-А
Телефон: (062) 311 33 51

«Дончанин из Кронштадта»: по следам акции «Дни дарения»

Как многие помнят, на протяжении 2018 – 2019 гг. в Донецком республиканском краеведческом музее проходила акция «Дни дарения», в ходе которой многие наши посетители пополнили фонды музея интересными, зачастую раритетными и уникальными экспонатами. Итоги акции были торжественно подведены в день празднования 95-летия ДРКМ, трое наиболее активных дарителей были награждены дипломами и ценными подарками.


Среди награждённых был Евгений Дубов – директор Донецкого научно-исследовательского угольного института, лауреат Государственной Премии СССР, Заслуженный деятель науки и техники, Почетный работник науки и технологий ДНР. В 2018 году в рамках акции «Дни дарения» Евгений Дмитриевич передал музею коллекцию из 207 настольных юбилейных и памятных медалей широчайшей тематики. Среди прочего, на них представлены великие люди и события в истории Российской империи и СССР, а также выдающиеся архитектурные объекты.


Родился Евгений Дубов в Кронштадте – весьма далеко от Донбасса. Если бы не тяготы послевоенного времени, вероятно, судьба Евгения Дмитриевича сложилась бы совсем иначе – ведь изначально о горном деле он не помышлял. Однако, выбирая ВУЗ для поступления, он остановил свой выбор на Ленинградском горном институте: студенты получали там хорошее государственное обеспечение, что для семьи, потерявшей кормильца, было существенным подспорьем. После окончания учёбы Евгений Дмитриевич по распределению попал в Донецк – и остался здесь навсегда.


Освещая юбилей Донецкого краеведческого музея, наши коллеги из газеты «Донецкое время» взяли интервью у Евгения Дубова. Предлагаем вам поближе познакомиться с нашим дарителем – авторитетным специалистом и человеком интересной судьбы.


Суп из кружек и гвозди в сгущёнке


Евгений Дмитриевич родился 8 сентября 1932 года в Кронштадте, городе моряков. Его детство пришлось на военные годы и было нелёгким.


– Как выживали во время войны? Что помните?


– Когда началась война, мне было 9 лет. За несколько дней до блокады Ленинграда мы с мамой эвакуировались из Кронштадта. Отправить нас должны были в Омск, но по стечению обстоятельств мы так и не попали туда. Мой отец занимал пост начальника военторга Балтийского флота, и выезжать из родного города нам помогал командующий флотом вице-адмирал Владимир Филиппович Трибуц. Сначала добирались на катере по Финскому заливу, потом на паровозе, в вагонах-теплушках. Нас сопровождали матросы, и каждый день они приносили нам или котел с кашей, или бидон с супом, а также 300 граммов хлеба на человека. Суп приходилось хлебать из кружек, чтобы во время движения поезда, не дай Бог, его не пролить. Помню, как на станциях было по 3–4 специальных крана с кипятком, и мы выбегали из вагонов с чайниками, бидонами, чтобы набрать его. Иногда приходилось пролезать под поездом с полной тарой, и было обидно, когда вода разливалась…


– Вы сказали, что ехали в Омск. А оказались где?


– По случайному стечению обстоятельств мы с семьей попали в другой город. На станции в одном из поселков мама вышла купить молоко. И вдруг ее окликнул кто-то из стоящей напротив палатки. Это был ее брат, летчик, сотрудник НКВД. Оказалось, что он базировался в тех местах, случайно услышал мамин голос и предложил нам остаться там. Так мы оказались в деревне Маурино, недалеко от Вологды, и прожили там три года.


– Что запомнилось с тех времён?


– Я тогда учился в школе в соседнем селе Молочном. До него мы шли пешком почти 4 километра, вдоль леса. Бывало, идем рано утром и видим за деревьями светящиеся огоньки. Это волки. Всё, возвращаемся домой.


Вспоминается, как в нашей школе разместили госпиталь с ранеными, а учеников разбросали по разным домам: в одной комнате сидели по несколько классов.


Помню, как учительница кормила нас: разделяла буханку хлеба на всех. А самыми вкусными и «почетными» были корочки, намазанные чесноком. Праздниками для нас были дни, когда раненых не привозили в госпиталь, и нам доставалась еда из столовой.


А еще была история со сгущенным молоком. Когда дядя, мамин брат, уезжал из села, он оставил нам 11 банок сгущенки. Я делал в банке дырочку и угощал друзей, а потом затыкал ее гвоздем. Но молоко постепенно заканчивалось, и мама, конечно, заметила это…


– Как дальше складывалась ваша судьба?


– После того как я окончил школу, отец забрал нас в Вологду. Но в 1944 году его не стало. Нас сразу же выселили из дома, так как это было жилье для комсостава. Тогда у нас не было ничего: ни посуды, ни белья, ни денег. Только мы вдвоем с братом у матери на руках. Мы снова вернулись в Кронштадт и поселились в доме с печным отоплением. Каждый день нам нужно было пилить дрова и по две охапки таскать на третий этаж. Маме, которая при жизни отца не работала, пришлось устроиться кухонной рабочей, чтобы прокормить нас…


«Сходил в кино – ужина нет»


– Чем занимались после окончания школы?


– После школы я планировал поступать на филологический факультет. Но стипендия студента университета была в то время 220 рублей. А я, как старший мужчина в семье, должен был помогать маме. Поэтому решил поступить в военно-механический институт, там стипендия была больше. И когда мы с другом несли документы в приемную комиссию, по пути встретили знакомого. Тот парень учился в Ленинградском горном институте. Там бесплатно выдавали форму и стипендия была почти 400 рублей. Не раздумывая, я решил поступать туда. Моей специальностью было горное дело, и только в институте я понял, чем буду заниматься. Ведь с детства я считал, что слово «горный» может быть связано только с горами.


– Вам нравилось учиться?


– Да, учился я с интересом. А с каждой стипендии в книгу, между страницами, откладывал по 8 рублей в день – на питание. Сходил, например, в кино – всё, ужина нет. В студенческие годы мы обычно покупали с ребятами студень за 2 рубля, горчицу и буханку хлеба и запивали чаем «Белые ночи». Знаете такой чай?


– Нет.


– Это обычная вода из-под крана в общежитии (улыбается - авт.) Так я жил два года. А потом, когда началась практика, стал уже откладывать по 10 рублей в день…


Помог баскетбол


– Евгений Дмитриевич, как вы попали в Донецк?


– Это вообще интересная история. В 1956 году, после окончания института, меня отправили по распределению на работу в «Торезантрацит». Я приехал в Донецк, в министерство, чтобы подписать направление. А поезд пришел слишком рано. И чтобы как-то убить время, пошел я прогуляться по городу. У стадиона «Шахтер» увидел площадку, на которой ребята играли в баскетбол. Решил к ним присоединиться. Со школьных лет я увлекался этим спортом, а потом играл в институте, в военных лагерях. Когда тренер со стадиона узнал, что у меня первый ленинградский разряд, предложил с ними играть. А через четыре часа я уже был устроен в ДонУГИ младшим научным сотрудником. Так благодаря баскетболу я остался в Донецке.


Потом работал старшим научным сотрудником, заведующим лабораторией механизированных крепей, заместителем директора по научной работе. В 2015 году стал директором учреждения. За годы работы я объездил весь мир. Когда мы создали и внедрили первый механизированный комплекс, машины, добывающие уголь, поползли по разным бассейнам СССР. А так как мы были первопроходцами, то, если где-то что-то случалось, нам приходила телеграмма из Москвы: «Командируйте Дубова в такой-то бассейн». Тогда я брал чемодан, садился в самолет и летел на помощь. Побывал во многих городах: от Воркуты до Алма-Аты, от Львова до Байкала. Кроме того, был во всех угледобывающих странах, кроме Испании: в Германии, Англии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Польше, Чехословакии, Китае, Америке.


– Чем сегодня занимается ДонУГИ?


– ДонУГИ оказывает техпомощь шахтам ДНР: от добычи угля до его отправки. К нам обращаются угольные предприятия, когда при выемке сталкиваются с горно-геологическим нарушением и нужны рекомендации по его переходу, или в случае устранения каких-либо нарушений техники безопасности, связанных с технологией ведения работ.


– Ваш труд не остался незамеченным?


– Да, верно. Я был награжден орденом Трудового Красного Знамени, знаками «Шахтерская слава» и «Шахтерская доблесть» всех трех степеней, стал лауреатом Государственной премии СССР и Государственной премии Украины, заслуженным деятелем науки и техники Украины. Позже получил благодарность от первого Главы ДНР Александра Захарченко, звание «Почетный работник науки и технологий», а также нагрудный знак I степени «За достойную службу».


***


Акция «Дни дарения» в Донецком краеведческом музее стартовала ровно 2 года назад, в феврале 2018 г., в рамках реализации Гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса и музейного проекта «Сохраним историю Донбасса вместе». Целью акции являлось целенаправленное тематическое комплектование музейного фонда, а также сохранение, презентация и популяризация культурно-исторического наследия края.


Изначально акцию «Дни дарения» планировалось завершить 1 сентября 2018 г., однако в связи с популярностью среди жителей Донбасса она была продлена до конца 2019 г. За два года проведения акции 117 человек подарили музею около 2-х тысяч предметов музейного значения. Большая часть дарителей – жители Донецкой Народной Республики, кроме того, 12 человек – жители территории Донбасса, временно подконтрольной Украине из городов Марьинка, Краматорск, Мариуполь, Авдеевка, Дзержинск (Торецк), Волноваха, Артёмовск (Бахмут), Славянск, Красногоровка. В акции также принял участие житель Канады, доброволец армии Донецкой Народной Республики.


Благодаря акции фонды ДРКМ пополнились образцами ёлочных игрушек, фарфора, часов, вышивки, нумизматики, фалеристики и другими интересными экспонатами.